12
Сен
2017

Как Скобелев едва не взял Плевну

140 лет назад, 11-12 сентября 1877 года, состоялся третий штурм Плевны. В ходе упорной и кровопролитной битвы русско-румынские войска добились некоторых успехов. Прорыв отряда Скобелева 11 сентября на южном направлении мог решить исход битвы в пользу русской армии. Но высшее русское командование отказалось от перегруппировки сил на юг и не поддержало резервами отряд Скобелева. В итоге турки на следующий день контратаковали и отбросили наши войска. Третий штурм турецкой крепости завершился поражением союзников.

Подготовка штурма

Одновременно с организацией наступления на Ловчу русское главное командование готовило новый штурм Плевны. Против турецкой твердыни планировали бросить русско-румынский Западный отряд: 52,1 тыс. русских и 316 орудий, 32 тыс. румын и 108 орудий. Всего – 84,1 тыс. человек 424 орудия. Армия турецкого командующего Османа-паши насчитывала 32 тыс. человек и 70 орудий. Союзники обладали большим превосходством в живой силе и артиллерии. Однако задача была весьма сложной. Турки превратили Плевну в сильный укрепрайон, состоявший из системы редутов и траншей. Подступы к укреплениям простреливались. Наиболее мощные укрепления находились на северо-востоке и юге.

 

Неудачный опыт первых двух штурмов Плевны показал, что без предварительного разрушения вражеской обороны взять крепость нельзя. Поэтому было решено подвергнуть вражеские позиции усиленной бомбардировке и только затем идти на штурм. Артиллерии ставилась задача уничтожить вражеские укрепления, подавить турецкую артиллерию, деморализовать гарнизон. Общая идея использования артиллерии была изложена следующим образом: «Выставить сильную артиллерию, в том числе и 20 осадных орудий, и произвести предварительно атаки пехотою, продолжительное обстреливание неприятельских укреплений, производя вместе с тем постепенное приближение к неприятельской позиции пехоты, поддерживая оное выдвиганием на ближние дистанции массы полевой артиллерии и, разгромив окончательно неприятельские укрепления и артиллерию массой наших артиллерийских снарядов, атаковать затем пехотою». Однако решить эту задачу было нельзя, так как для разрушения турецких укреплений не имелось орудий больших калибров и боеприпасов к ним. Но русское командование не приняло данное обстоятельство в расчёт. Таким образом, уже на этапе планирования были совершены серьёзные ошибки.

В 6 часов 26 августа (7 сентября) 1877 года началась артиллерийская подготовка. Она продолжалась четыре дня, по 29 августа (10 сентября). На правом фланге в ней участвовало 36 румынских и 46 русских орудий. В центре – 48 русских орудий. На левом фланге подготовка не производилась. Огонь направляли на важнейшие укрепления Плевны, но он оказался недостаточно эффективным. Артиллерия не смогла разрушить редуты и траншеи и расстроить систему обороны противника. Ночью приблизились к турецким укреплениям и на следующий день продолжили обстрел вражеских позиций. Ощутимых результатов снова не добились. Турки во время обстрелов уходили из укреплений в укрытия или в тыл, а ночью возвращались и исправляли все разрушения.

27 августа (8 сентября) румынские войска захватили передовую траншею противника у Гривицкого редута. Большое значение имело продвижение русских войск на левом фланге, где были заняты два гребня Зелёных гор на южных подступах к Плевне. Отряд конницы под началом генерала Лошкарева продвинулся к укрепленному лагерю с запада. Попытки турецких войск контратаками отбросить противника в исходное положение не достигли цели.

28 августа (9 сентября) артиллерийская подготовка продолжалась. Продолжительный обстрел крепости вёл к большому расходу боеприпасов. «Хотя наши батареи продвинулись вперёд, — писал Д. А. Милютин, — и действуют вообще удачно, однако ж положительного результата ещё не заметно, а между тем начальник артиллерии князь Масальский уже жалуется на неумеренное расходование зарядов и затруднительность своевременного их пополнения. Летучие и подвижные парки едва успевают подвозить». Генерал Зотов дал указание не особенно торопиться с началом штурма укрепрайона противника, а «терпеливо дать артиллерии ещё и ещё делать своё дело разрушения преград, нравственного истомления и материальной дезорганизации обороняющегося». Было решено продолжать приближать батареи к позициям противника, где местность позволяет и продолжать артиллерийскую подготовку ещё некоторое время. Однако четыре дня усиленной артподготовки не дали серьёзных результатов. Тем не менее на военном совете 29 августа (10 сентября) было решено на следующий день начать штурм.

Таким образом, 26 августа (7 сентября) — 29 августа (10 сентября) русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артподготовки и большое количество выпущенных снарядов, ощутимых потерь турецкому гарнизону нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

К этому времени союзные войска охватывали Плевну с севера, востока и юга. Правое крыло составляли румынские войска, имея на высотах к северу и северу-востоку от Гривицы 3-ю и 4-ю пехотные дивизии, а 2-ю дивизию в резерве. В центре, между Гривицей и Радишево, находился 9-й корпус, а между Радишево и Тученицким ручьем – 4-й корпус. Левое крыло составлял отряд князя Имеретинского, занимавший участок между Тученицким ручьем и деревней Кришин. Общий резерв Западного отряда находился позади 4-го корпуса южнее Радишево.

Румынские войска с частью сил 9-го армейского корпуса (1-я бригада 5-й пехотной дивизии) должны были атаковать с северо-востока, с целью захвата Гривицких редутов. Войска 4-го корпуса получили задачу наступать на Плевну с юго-востока, направляя главные усилия на овладение редутом Омар-бей-табия. Отряд генерала М. Д. Скобелева, выделенный их войск князя Имеретинского, должен был атаковать врага с юга. Начало штурм было назначено на 15 часов. Перед артиллерией были поставлены следующие задачи: «С рассветом со всех батарей открыть самый усиленный огонь по неприятельским укреплениям и продолжать его до 9 часов утра. В 9 часов одновременно и вдруг прекратить всякую стрельбу по неприятелю. В 11 часов дня вновь открыть усиленный артиллерийский огонь и продолжать его до часу пополудни. С часа до 2,5 часов опять прекратить на всех батареях, а в 2,5 часа вновь начать усиленную канонаду, прекращая её только на тех батареях, действию которых могут воспрепятствовать наступающие войска».

Недостатком плана операции было то, что диспозицию разослали всего за несколько часов до начала штурма, и войскам не хватило времени для тщательной организации атаки. Неправильно было выбрано и направление главного удара (как и во время прежних штурмов). Союзники планировали штурмовать Плевну с трёх наиболее укрепленных сторон. Не была использована возможность осуществить обходной маневр, атаковать турецкий гарнизон с западного направления, где у турок почти не было укреплений. Неудачно выбрали и день третьего штурма – из-за погодных условий. Всю ночь и полдня 30 августа (11 сентября) 1877 года шёл ливень, затем он сменился моросящим дождем. Почва размокла, что препятствовало перемещению артиллерии и войск, видимость была плохая. Штурм необходимо было отложить. Но это был день царских именин, и никто не посмел сделать такое предложение. В своих воспоминания бывший председатель комитета министров П. А. Валуев записал, что, «если бы не 30-е, мы не штурмовали бы Плевны».

Штурм

В 6 часов 30 августа (11 сентября) 1877 года началась артиллерийская подготовка. Густой туман застилал поле битвы и мешал артиллеристам. В результате хороший план по использованию артиллерии в этот день полностью выполнить не удалось. Артиллерия не смогла полноценно поддержать наступающую пехоту.

На правом фланге в 15 часов румынские войска пошли в атаку на два Гривицких редута, которые располагались друг от друга на расстоянии около 400 метров. Неся большие потери от ружейно-артиллерийского огня, румыны трижды атаковали укрепления, но успеха не добились. Необстрелянные румынские солдаты, встретив упорное сопротивление противника, растерялись. Тогда на помощь им выдвинули 1-ю бригаду 5-й пехотной дивизии под началом генерал-лейтенанта М. В. Родионова. Румыны с прибытием русских воспряли духом и снова пошли в бой. Русско-румынские войска пошли в четвертую атаку и ценой больших потерь захватили Гривицкий редут № 1. Турки попытались отбить редут, но их отбросили. Дальше союзники продвинуться не смогли. Турки приняли меры к усилению обороны на этом направлении. «Гривицкий редут остался за нами, — писал Д. А. Милютин, — но турки успели возвести против него новые укрепления, тогда как наши, засев в редут, во весь день ничего не сделали, чтобы прочно в нём утвердиться, и даже не ввезли в него артиллерии».

На центральном участке из-за ошибки атака началась не в 15 часов, как было по плану операции, а около полудня. Русские войска попали под сильный огонь из редута Омара. Русское командование последовательно бросало в бой полк за полком, но без успеха. Русские войска понесли большие потери – около 4,5 тыс. человек. В результате русские полки переходили в атаку разновременно, вступали в бой по частям, действовали фронтально. Такие атаки легко отражались противником. Само наступление пехоты было плохо подготовлено артиллерией. Сильнейшее турецкое укрепление на этом направлении – редут Омар не был разрушен.

Бой на румынской части редута при с. Гривица. Г. Дембицкий

Наибольшего успеха русские войска добились на левом крыле, где действовал отряд Скобелева. Здесь противник занимал позиции, которые начальник штаба Западного отряда и его фактический руководитель генерал П. Д. Зотов считал «стратегически-тактическим ключом» Плевны. Они тянулись с юго-запада на северо-восток, от группы редутов в районе деревни Кришин до редутов Каванлык и Иса-Ага. Впереди этой позиции турецкие войска занимали третий гребень Зеленых гор. Скобелев главной задачей считал захват редутов Каванлык и Иса-Ага (их позднее назвали Скобелевскими). На рассвете началась артиллерийская подготовка, а в 10 часов наши войска пошли в наступление и сбили противника с третьего гребня Зелёных гор. Турки отступили.

Генерал Скобелев приступил к выполнению главной задачи – штурму двух основных турецких укреплений на этом направлении. Правда, характер местности не благоприятствовал успеху русских войск. Для того чтобы выйти к редутам, наступающим войскам нужно было спустить по пологому северному скату третьего гребня в лощину, в которой в обрывистых, труднодоступных для артиллерии берегах протекал Зеленогорский ручей. Через ручей был устроен только один мостик. Форсировав ручей, нужно было подняться по крутому скату на высоту, где были расположены сильные вражеские укрепления № 1 (Каванлык) и № 2 (Иса-Ага), которые были соединены глубокой траншеей. Впереди редутов, на скате, были расположены стрелковые окопы.

Около 15 часов войска Скобелева пошли на штурм вражеских укреплений. Наступавшие в первом эшелоне Владимирский и Суздальский полки, понесли большие потери от огня противника, и залегли у Зеленогорского ручья. Скобелев бросил в атаку второй эшелон – Ревельский полк. Наши войска снова атаковали, но и это наступление остановил сильный огонь турецкой армии. Скобелев бросил в атаку свой последний, третий эшелон – Либавский полк и два стрелковых батальона. И сам возглавил атаку. Наши войска добрались до врага, началась рукопашная схватка. В 16 часов 30 минут русские войска взяли редут Каванлык, после упорного боя, в 18 часов был занят редут Иса-Ага. Турецкие войска, получив подкрепления из резерва, предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь продолжались перестрелки.

По сути, отряд Скобелева открыл дорогу на саму Плевну. Перед войсками отряда и городом не было больше никаких турецких укреплений. Создалась ситуация, при которой дальнейшее развитие наступления отдавало в руки русских весь город. В рядах турецкой армии началась паника, вражеские солдаты были утомлены ожесточенным сражением. Однако и отряду Скобелева необходимы были серьёзные подкрепления. Солдаты дрались с утра, были утомлены, многие не спали уже 2-4 суток. Отряд потерял много людей, войска пришлось свести в сборные команды со случайными начальниками во главе. Всюду лежали горы трупов. Несся стон раненых, которых некому было убрать. Боеприпасы были на исходе. Все резервы были использованы. Солдаты не могли даже окопаться, так как не было шанцевого инструмента, но, «несмотря на усталость, голод, утомление боем, солдаты чувствовали необходимость окопаться и не жалели для этого остатка своих сил. Они рыли или, вернее, ковыряли землю штыками, тесаками, скоблили манерками, выгребали руками, только как бы нибудь прикрыться от огня с трех сторон» (Куропаткин. Действия отрядов генерала Скобелева в русско-турецкую войну 1877—1-878 гг., ч. I.). Для устройства заграждений использовали даже трупы, своих и турецких солдат.

Дальнейшее развитие событий зависело от того, кто вернее оценит ситуацию и направит резервы на этот участок. Скобелев своевременно требовал присылки подкреплений, но ему было в этом категорически отказано. Ни главнокомандующий, ни Непокойчицкий не согласились оголить Болгаренское шоссе, не верили, что турки осмелятся оголить другие направления, чтобы отбросить отряд Скобелева. Высшее русское командование имело возможность произвести перегруппировку сил на южное направление и взять сам город. Но русское командование отказалось от перегруппировки сил на юг и не поддержало резервами отряд Скобелева, считая, что штурм провалился и нет смысла поддерживать успех русского генерала. Хотя вводом свежих резервов на левом русском фланге ещё можно было исправить ошибки плана атаки и неудачу войск правого фланга и центра, добившись, пусть и излишне дорогой ценой, решительной победы. Таким образом, русское командование не поняло выгод сложившегося положения, создавшегося в связи с прорывом фланга турецкой обороны и выходом Скобелева к самой Плевне, не использовало реальную возможность одержать решительную победу. Прорыв свежих русских войск в саму Плевну решал исход битвы за весь укрепленный район. Так, русское командование само отказалось от верного шанса на победу.

31 августа (12 сентября) 1877 года на правом фланге и в центре активных боевых действий не велось. Турки предприняли одну атаку на Гривицкий редут № 1, но её отразили. Турецкий главнокомандующий Осман-паша, в отличие от русского командования, верно оценил обстановку и учитывая большую опасность со стороны отряда Скобелева, который занял два важнейших укрепления турецкой армии у самой Плевны, решил бросить против него большие силы. Осман-паша почти вдове усилил свой правый фланг, перебросив на это направление 15 свежих батальонов, взятых с различных участков обороны и из общего резерва Плевненского гарнизона. Выполнению замысла турецкого командующего способствовало бездействие основных сил русско-румынской армии на других направлениях. При этой отряд Скобелева даже не поддержали сильными подкреплениями, чтобы он удержал в руках русской армии эти укрепления, что помогло бы в будущем наступлении. Временно командовавший 4-м корпусом Крылов прислал на редуты только обессиленный боем 11 сентября и слабый (1300 человек) Шуйский полк. Кроме того, полк запоздал, его пришлось использовать уже лишь для прикрытия отступления отряда Скобелева. Вместе с Шуйским Крылов выслал и Ярославский полк, но Зотов забрал его в свой общий резерв.

С утра 31 августа (12 сентября) турки пошли в решительное контрнаступление на редуты Скобелева. Наши войска отбили четыре турецкие атаки. Тогда турецкий командующий приказал к пятой атаке стянуть все резервы, до крайности уменьшив состав гарнизонов в траншеях и редутах на всех остальных позициях. Для воодушевления контратаковавших частей было приказано нести впереди них зеленое знамя, а муллам в таборах распевать молитвы. Позади атакующих войск Осман-паша расположил батарею и два кавалерийских полка, приказав им стрелять в каждого, кто вздумает отступать.

Тем временем после отражения четвертой турецкой атаки положение войск левого русского крыла стало безнадежным. Скобелев в своей реляции так описывал состояние редутов: «Редуты представляли к этому времени (З,5 часа пополудни) страшную картину. Масса трупов русских и турок лежала грудами. Внутренность редута была особенно наполнена ими. В глубокой траншее, связывавшей редуты, продольные выстрелы неприятельские клали сразу десятки людей, и груды трупов, заполнявших траншею, чередовались с еще живыми защитниками. На редуте № 2 часть бруствера, обращенного к г. Плевне, была сложена из трупов. На редуте № 1 три орудия 5-й батареи 3-й артиллерийской бригады были частью исковерканы и лишены прислуги и лошадей. Остальные два орудия 2-й артиллерийской бригады, лишившиеся тоже прислуги, я приказал увезти раньше. Стоявшее в редуте орудие было тоже подбито. Я вынул из орудия кольца на случай, если они по­пали бы в руки турок». Тяжелым было положение русских и в тылу редутов. Куропаткин так писал об этом: «Участок позиции между третьим гребнем и редутами представлял картину тоже тягостную: тысячи раненых и трупов лежали на этом участке. Сотни тел … лежавшие вперемешку с турецкими трупами, разлагались и заражали воздух».

Последнюю пятую атаку в 16 часов возглавил сам турецкий командующий Осман-паша. При обороне редута Каванлык геройски погиб его комендант майор Ф. Горталов. Однако, несмотря не героизм и стойкость русских воинов, турецкая армия смогла отбить редуты. Русские войска организованно отошли, унося раненых.

Как Скобелев едва не взял Плевну

Генерал М. Д. Скобелев на коне. Н. Д. Дмитриев-Оренбургский

Итоги

Таким образом, третий штурм Плевны, несмотря на высокую воинскую доблесть, самоотверженность и стойкость русских и румынских солдат и офицеров, окончилось неудачей. Союзные войска понесли серьёзные потери. Погибли 13 тыс. русских и 3 тыс. румын. Особенно серьёзные потери были на левом крыле: войска потеряли убитыми и ранеными 6,5 тыс. человек, что составляло 44% офицеров и 41% солдат и унтер-офицеров войск Скобелева и Имеретинского. Турки определили свои потери в 3 тыс. человек. Видимо, занизили.

Провал третьего штурма был вызван рядом причин, в основе которых ошибки высшего русского командования. Многие ошибки перешли «по наследству» от первого и второго штурмов Плевны, то есть работу над ошибками провести не удосужились. Среди причин провала штурма: слабая разведка расположения турецкой армии и системы её обороны; недооценка сил и средств противника; шаблонное наступление на одних и тех же направлениях на наиболее укрепленные участки турецкого укрепрайона; отсутствие манёвра войсками для атаки Плевны с запада, где у турок почти не было укреплений; отказ от переноса главных усилий на более перспективное направление, где успешно прорвался отряд Скобелева; отсутствие взаимодействия между группировками войск, наступавшими на разных направлениях (когда одни войска наступали, другие стояли) и чёткого управления всеми союзными войсками. Кроме того, не смогли организовать полноценную артиллерийскую подготовку с привлечением орудий крупных калибров – турецкие укрепления во время обстрела почти не пострадали, турки х быстро восстанавливали. Неудачно выбрали день для атаки.

Как отмечал историк Н. И. Беляев: «Третья Плевна отчетливо показала, что за 2,5 месяца войны русское высшее командование ничему не научилось, ничего из своих прежних ошибок не учло и к старым ошибкам умудрилось прибавить новые. В конечном итоге необходимо признать, что третий штурм Плевны не был основан на реальном расчете, а строился лишь в расчете на одну доблесть русского солдата, на неожиданное появление благоприятных случайностей, на «авось»» (Н. И. Беляев. Русско-турецкая война 1877-1878 гг.).

Отрицательную роль сыграло отсутствие единого командования. Формально Западный отряд возглавлял румынский князь Карл, фактически же руководителем войск был начальник штаба отряда генерал Зотов. Румынские войска были в ведении своего генерала Чернаты. Под Плевной находились русский император Александр Второй, военный министр Д. А. Милютин, главнокомандующий Дунайской армией великий князь Николай Николаевич. Всё не позволяло обеспечить чёткое управление союзными войсками.

Неудачный исход третьего штурма Плевны заставил высшее русское командование изменить способ борьбы с противником. 1 (13) сентября под Плевну прибыл царь Александр II и созвал военный совет, на котором поставил вопрос, стоит ли армии оставаться под Плевной или нужно отступить за реку Осму. За отступление высказались начальник штаба Западного отряда генерал-лейтенант П. Д. Зотов и начальник артиллерии армии генерал-лейтенант князь Н. Ф. Масальский. За продолжение борьбы за крепость ратовали помощник начальника штаба Дунайской армии генерал-майор К. В. Левицкий и военный министр Д. А. Милютин.

Ситуация была не столько опасной, как виделась некоторым генералам. Союзные русско-румынские войска на Балканах насчитывали 277 тыс. человек. Османская империя имела 350 тыс. армию, но против союзников могла выставить только около 200 тыс. человек. Основная группировка русской армии, состоявшая из более 100 тыс. человек с 470 орудиями, располагалась у Калафата, Ловчи и Плевны. Противник противопоставлял этим войскам 70 тыс. солдат и 110 орудий, стоявших в районе Видина, Орхание и Плевны. Поэтому Милютин настаивал на продолжение действий в районе Плевны. Одновременно он предложил новый способ борьбы с противником. По его мнению, необходимо было отказать от прямых штурмов Плевны и сломить сопротивление противника с помощью блокады. Милютин верно отмечал, что действующая армия, и не имея крупнокалиберной артиллерии навесного огня, не сможет надежно подавить и разрушить вражеские укрепления, следовательно, победа в лобовом штурме маловероятна. В случае же полной осады можно добиться быстрого успеха, так как турецкая армия не имеет запасов для ведения долгосрочной борьбы. Действительно, противник уже находился в плохом положении. 2 (14) сентября 1877 года Осман-паша доносил верховному командованию, что снаряды и продовольствие на исходе, подкреплений нет, а потери сильно ослабили гарнизон. Турецкий командующий отмечал, что армия поставлена «в необходимость отступить, но исполнить отступление очень трудно».

В результате Александр II поддержал точку зрения Милютина. В руководстве Западного отряда провели замены. Помощником командира отряда румынского князя Карла был назначен вызванный из Петербурга инженер-генерал Э. И. Тотлебен. Он был героем Крымской войны 1853-1856 гг. Генерал Зотов возвратился к командованию 4-м корпусом. Вся кавалерия была подчинена храброму и решительному И. В. Гурко. Эти изменения улучшили управление войсками. Кроме того, в состав Западного отряда влился только что прибывший Гвардейский корпус: 1-я, 2-я, 3-я гвардейские пехотные и 2-я гвардейская кавалерийская дивизии, гвардейская стрелковая бригада. Началась правильная осада Плевны, которая в итоге привела к победе.

Захват Гривицкого редута под Плевной. Н. Д. Дмитриев-Оренбургский

 

Комментарии закрыты.