09
Мар
2016

Турция хочет перекупить Иран

Ахмет Давутоглу и Хасан Рухани. Фото: payvand.com
Ахмет Давутоглу и Хасан Рухани. Фото: payvand.com

Анкара предпринимает отчаянные попытки задобрить ИРИ на фоне грядущего коллапса государственности

Турецкий премьер Ахмет Давутоглу прибыл в Тегеран с двухдневным визитом. Как сообщает агентство «Тасним», турецкий гость встретится президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Политики будут обсуждать развитие ситуации в Сирии и предстоящие мирные переговоры 9 марта в Женеве. Тегеран — один из ключевых игроков в сирийском конфликте, и его позиция заметно влияет на переговорный процесс.

Иран и Турция оказались по разные стороны баррикад. Тегеран твердо заявил о поддержке Башара Асада, в то время как Турция помогает оппозиции и стремится изменить политический режим в САР. Подконтрольные Турции отряды наступали на севере арабской республики, а иранские солдаты и добровольцы защищали позиции сирийской армии.

Было ли прямое столкновение между протурецкими боевиками и Корпусом стражей исламской революции (КСОР) — видимо, останется загадкой. Тегеран отрицал отправку войск для поддержки Асада, хотя, согласно экспертным оценкам, в Сирии воевали 10–15 тысяч иранцев. В настоящее время в САР действует режим перемирия, и, по информации Госдепа, Тегеран вывел свои боевые отряды. Таким образом, в военном плане отношения Анкары и Тегерана несколько разрядились.

Не друг и не враг

Камнем преткновения между двумя государствами является ситуация с Саудовской Аравией. В начале января 2016 года Эр-Рияд разорвал дипломатические отношения с ИРИ. При этом Турция в последние месяцы заметно сблизила позиции с семьей Саудитов. Вполне вероятно, что весной этого года турецкие и саудовские вооруженные силы начнут наземную операцию. В феврале Анкара и Эр-Рияд провели военные учения, отрабатывая координацию между войсками.

Сухопутное вторжение в Сирию профессиональных военных не может не вызывать беспокойство в Тегеране. Скорее всего, Ирану придется возвращать КСОР и оказывать сопротивление интервентам. Прямое военное столкновение в САР грозит перерасти в войну прежде всего Ирана и Саудовской Аравии.

Как полагают востоковеды, Анкаре невыгодно усиление шиитской державы, которая позиционирует себя как центр мусульманского мира и полюс силы на Ближнем Востоке. Если Иран расправит плечи, то Эрдоган может хоронить любые планы по САР. Однако у Анкары пока есть время для маневров. Усиление ИРИ привязано к режиму отмены санкций и конъюнктуре нефтяного рынка, который пока пребывает в депрессии.

 Несмотря на множество глубоких проблем, Иран решил публично не ругаться с Турцией из-за Сирии. Кроме того, Тегеран, являясь участником пророссийской коалиции, не встал на сторону Москвы после инцидента с Су-24M, сохранив подчеркнутый нейтралитет. Руководство двух государств рассматривают как стратегическое партнерство.

Как пишут СМИ, у Анкары и Тегерана пересекаются коммерческие интересы: Турция — один из ведущих импортеров иранских углеводородов. В условиях конфликта с РФ Анкаре было бы крайне выгодно максимально диверсифицировать поставки сырья. Везти нефть и газ из Саудовской Аравии или Катара дорого, а трубу через Сирию не протянешь. Иран с географической точки зрения — наиболее удобный партнер.

ИРИ входит в тройку стран по запасам углеводородов. Для Турции это неисчерпаемый источник сырья и возможность хорошо заработать, экспортируя иранские ресурсы в Европу. Если Тегеран согласится сотрудничать с турками, то по экономике России будет нанесен мощный удар. Сейчас Москва удовлетворяет до 80% потребностей Турции в газе. И в текущей ситуации газовой вентиль — серьезный рычаг давления на Анкару.

Бесплодные переговоры

Своим видением ситуации с «Русской планетой» поделился Александр Собянин, руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества. Востоковед считает, что на самом деле между Ираном и Турцией практически нет точек соприкосновения.

«Разговоры об общих интересах этих стран, на мой взгляд, не соответствуют действительности. Основной интерес Ирана — возвращение в западное финансовое пространство. Исламская республика находится не только под санкционным, но и под военным давлением. Именно последний фактор мешает развивать внешнюю торговлю страны. В этом плане Турция Ирану вряд ли может чем-нибудь помочь», — рассуждает Собянин.

«В этой ситуации Тегерану по-настоящему помогает только Москва. Россия готова вооружать партнера современной техникой в кредит. Никто таких условий ему не предлагает», — подчеркнул эксперт. Собеседник РП признает, что внешнеполитические цели Москвы и Тегерана не всегда совпадают, но разногласия не носят критического характера.

Собянин убежден, что Турции нечего предложить Тегерану: «Ни в коем случае даже не стоит говорить о том, что Иран может пойти на какие-либо уступки в сирийском конфликте. Я полагаю, что визит Давутоглу вызван грядущим коллапсом турецкой государственности. Анкара мечется между разными центрами силы, так как лишилась американского протектората».

«Переговоры в Тегеране будут бесплодными, но турецкие власти в медиаполе попытаются преподнести их как дипломатическую победу. На информационную уловку Анкары поддаваться не стоит. Эрдоган оказался в западне. Он совершил ошибку, и теперь за него никто заступаться не хочет. В связи с этим он стремится каким-либо образом поправить ситуацию, задобрив Тегеран. Однако, повторюсь, никакого раскола в российско-иранские отношения Анкара не внесет», — заявил Собянин.

Собеседник РП полагает, что отчаянные попытки Эрдогана завязать дружественные отношения с Ираном вызваны скорым крахом его режима. «Логика исторического процесса такова, что в Турции всегда происходили военные перевороты, когда государственность находилась под угрозой. Сейчас создается ситуация, при которой Турция рискует распасться, и главной причиной тому является курдский вопрос», — резюмировал Собянин.