24
Апр
2017

«Константинополь должен быть наш…» 140 лет назад Россия объявила войну Турции

«Константинополь должен быть наш...» 140 лет назад Россия объявила войну Турции

140 лет назад, 24 апреля 1877 года, началась очередная русско-турецкая война. Россия объявила войну Турции. Петербург надеялся на быструю войну, чтобы избежать вмешательства великих европейских держав, опасавшихся усиления России на Балканском полуострове, на Кавказе и захвата русскими проливов Босфор и Дарданеллы Константинополя-Стамбула. Однако из-за стратегических ошибок русского верховного командования война приняла затяжной характер и Россия не смогла решить основные стратегические задачи на Балканах и в зоне проливов.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. стала одним из важнейших событий второй половины XIX столетия. Она оказала большое влияние на исторические судьбы многих народов, на внешнюю политику великих держав, на будущее Турции, балканских стран, Австро-Венгрии и России. Во многом эта война стала прологом будущей мировой войны. Незавершенность войны превратила Балканы в «пороховой погреб» Европы. Россия не смогла решить исторические задачи по получению проливов и Царьграда-Константинополя, что показало слабость политики России Романовых. С другой стороны, в результате победы русского оружия освободилась от многовекового османского ига Болгария, получили полную национальную независимость Румыния, Сербия и Черногория. Россия вернула южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, присоединила Карсскую область, населённую армянами и грузинами, и заняла стратегически важную Батумскую область.

Предпосылки войны. Положение Турции.

{Читать Далее}

01
Дек
2016

Как русский флот уничтожил турецкую эскадру в Синопском сражении

«Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории».

Император Николай I

«Истребление турецкого флота в Синопе эскадрою, состоящей под начальством моим, не может не оставить славной страницы в истории Черноморского флота».
П. С. Нахимов


1 декабря является Днём воинской славы России. Это день победы русской эскадры под командованием вице-адмирала Павла Степановича Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп.

Сражение произошло в гавани города Синоп на черноморском побережье Турции 18 (30) ноября 1853 года. Турецкая эскадра была разгромлена в течение нескольких часов. Сражение у мыса Синоп было одним из крупных сражений Крымской (Восточной) войны, начинавшейся как конфликт России и Турции. К тому же оно вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов. Россия получила серьёзное преимущество над вооруженными силами Османской империи и господство в Черном море (до вмешательства великих западных держав).

Это морское сражение стало примером блестящей подготовки Черноморского флота, руководимого одним из лучших представителей школы русского военного искусства. Синоп поразил всю Европу совершенством русского флота, полностью оправдал многолетний упорный образовательный труд адмиралов Лазарева и Нахимова.

Как русский флот уничтожил турецкую эскадру в Синопском сражении

А. П. Боголюбов. Истребление турецкого флота в Синопском сражении

Предыстория

В 1853 году началась очередная война России с Турцией. Он привела к глобальному конфликту с участием ведущих мировых держав. Англо-французская эскадра вошла в Дарданеллы. Были открыты фронты на Дунае и в Закавказье. Петербург, который рассчитывал на быструю победу над Портой, решительное продвижение русских интересов на Балканах и успешное решение проблемы проливов Босфор и Дарданеллы, получил угрозу войны с великими державами, со смутными перспективами. Появилась угроза того, что османы, а за ними англичане и французы смогут оказать действенную помощь горцам Шамиля. Это вело к новой масштабной войне на Кавказе и серьёзной угрозе России с южного направления.

{Читать Далее}

24
Авг
2016

Российские вооруженные силы в Камрани: неспешное возвращение

В последнее время вооруженные силы Российской Федерации получили возможность использования нескольких зарубежных военных баз. Новые аэродромы, доступные российским войскам, появились в Сирии и в Иране, и используются в ходе операции по борьбе с террористами на сирийской территории. В обозримом будущем, как стало известно не так давно, российская армия может получить возможность использования других военных баз на территории зарубежных стран. В этом контексте, в первую очередь, интерес представляет возможное возобновление полноценного использования базы Камрань во Вьетнаме.

В течение нескольких последних лет на разных уровнях неоднократно обсуждался вопрос возможного возвращения российских военных во Вьетнам, однако до сих пор подобное сотрудничество двух стран имело весьма ограниченные масштабы. В будущем возможно расширение сотрудничества, вплоть до выхода на уровень, характерный для прошлых десятилетий. В последние несколько дней возможность нового создания полноценной российской базы в Камрани вновь стала поводом для активных обсуждений.

Очередные обсуждения актуальной темы начались после интервью с бывшим главкомом ВВС России Петром Дейнекиным, опубликованного информагентством РИА Новости 12 августа. Отвечая на вопросы прессы, экс-командующий ВВС прокомментировал текущее состояние Воздушно-космических сил и успехи этого вида вооруженных сил, а также рассказал о некоторых его перспективах. Среди прочих тем, был затронут вопрос развертывания зарубежных баз.

 

Российские вооруженные силы в Камрани: неспешное возвращение

П. Дейнекин рассказал, что параллельно с перевооружением военной авиации и созданием новых проектов авиационной техники проводится восстановление аэродромной сети. Требуемые для авиации объекты появляются не только в арктических районах страны, но и за ее пределами. Восстановление баз ведется в Сирии, на островах Тихого океана и во Вьетнаме. При этом, однако, бывший главком ВВС не огласил никаких подробностей о восстановлении аэродромов на территории зарубежных государств.

Заявления П. Дейнекина стали поводом для возобновления рассмотрения и обсуждений возможного возвращения на вьетнамскую базу Камрань. Ранее Советский Союз, а затем и Россия в течение длительного времени пользовалась объектами на вьетнамской территории, на которых были развернуты различные подразделения и части вооруженных сил. В дальнейшем, в силу некоторых причин, российским военным пришлось отказаться от существующей базы и вывести с нее войска. После этого начались регулярные обсуждения возможного возвращения.

Напомним, соглашение о создании в порту г. Камрань пункта материально-технического обеспечения для военно-морского флота СССР было подписано в мае 1979 года. Изначально договор подразумевал безвозмездную 25-летнюю аренду объектов, но предусматривал возможность продления сроков их использования. В течение нескольких лет советские специалисты занимались строительством и развертыванием новых объектов, результатом чего стало появление крупнейшей зарубежной базы отечественных вооруженных сил. Общая площадь базы достигала 100 кв.км.

В соответствии с договором и возможностями реконструированного порта, в Камрани могло находиться до 10 надводных кораблей, до 8 подлодок и плавбаза для них, а также до шести иных судов вспомогательного назначения. Расположенный рядом с портом аэродром мог использоваться для размещения 16 бомбардировщиков-ракетоносцев, 9 самолетов-разведчиков и 3 военно-транспортных самолетов. По договоренности сторон допустимая численность техники того или иного класса могла быть увеличена.

Со временем было решено сделать пункт материально-технического обеспечения полноценной базой. Это решение, прежде всего, было связано с началом базирования 17-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота. Задачи порта, однако, остались без изменений. База предназначалась для дозаправки и снабжения кораблей всеми необходимыми припасами, для обеспечения стоянки в ожидании выхода в море и т.д. в целях обеспечения дежурства сил флота в Тихом и Индийском океанах.

Также на аэродроме Камрань был размещен 169-й гвардейский отдельный смешанный авиаполк морской авиации Тихоокеанского флота. В составе этого полка имелось три эскадрильи, имевших на вооружении ракетоносцы с противокорабельными ракетами, самолеты-разведчики, противолодочные самолеты, истребители и военно-транспортные машины. Также имелся вертолетный отряд.

Полноценная эксплуатация военно-морской базы и аэродрома при ней продолжалась до начала девяностых годов. После этого экономические трудности заставили изменить взгляды на использование вьетнамских объектов. До начала двухтысячных годов в Камрани оставались российские военнослужащие, отвечавшие за эксплуатацию имевшихся объектов. Одновременно с этим база не использовалась по прямому назначению, поскольку ВМФ России уже не имел возможности осуществления постоянного дежурства в южных районах Тихого океана и в акваториях Индийского.

В 2001 году вопрос о дальнейшей судьбе базы ВМФ в Камрани был решен. Ввиду невозможности полноценной ее эксплуатации российское командование решило не продлевать договор об аренде. К середине 2002 года весь личный состав базы был вывезен в Россию, а объекты переданы вьетнамской стороне. В дальнейшем Вьетнам реконструировал некоторые объекты. К примеру, бывший аэродром военной базы теперь является международным аэропортом.

После закрытия военной базы российское руководство неоднократно утверждало, что в прежнем качестве Камрань не представляет интереса для наших вооруженных сил. В то же время, рассматривалась возможность использования сохранившегося пункта материально-технического обеспечения в интересах флота.

В течение нескольких последних лет появился повод для прогнозов о возможном возобновлении существования базы Камрань. С 2013 года российские и вьетнамские официальные лица сделали несколько заявлений, касающихся военно-технического сотрудничества в целом и бывшей базы в частности. Москва и Ханой заинтересованы в продолжении взаимовыгодного сотрудничества, которое, среди прочего, может касаться и использования объектов военной инфраструктуры.

Первым поводом для появления прогнозов о скором возвращении России в Камрань, появившимся в последние годы, стал пакет соглашений, подписанный странами в ноябре 2013 года. В соответствии с новыми договорами, Россия должна была поставить Вьетнаму несколько дизель-электрических подводных лодок проекта 636 «Варшавянка». Кроме того, совместными усилиями двух стран следовало развернуть в порту Камрань базу для обслуживания такой техники. Подобная новость, по ряду причин, была воспринята в качестве намека на возможное полноценное возвращение российского флота на вьетнамскую базу.

Примерно через год появились реальные решения, оговаривавшие совместное использование существующих объектов. Во время визита вьетнамской делегации в Россию были установлены нормы использования порта Камрань российскими военными кораблями. В рамках расширения сотрудничества было решено упростить порядок захода российских кораблей во вьетнамский порт. Возвращаясь со службы в Мировом океане, они могут лишь предварительно уведомлять руководство порта о планируемом заходе.

С конца 2014 года международный аэропорт Камрань стал аэродромом подскока для российских самолетов-заправщиков Ил-78, задачей которых было обеспечение боевого дежурства ракетоносцев Ту-95МС. Любопытно, что операция по переброске «танкеров» с последующей дозаправкой бомбардировщиков подверглась критике со стороны руководства третьих стран, имеющих свои интересы в Юго-Восточной Азии.

Наиболее интересные заявления, касающиеся возможного восстановления российской базы, прозвучали в мае этого года. Посол Вьетнама Нгуен Тхань Шон заявил, что официальный Ханой не возражает против возвращения России на базу Камрань. Вьетнамская сторона полностью одобряет подобное сотрудничество, однако лишь в случае, если оно не направлено против других стран. Посол также напомнил, что вьетнамская политика заключается в отказе от сотрудничества с другими странами или вступления в военные союзы, если в этом случае речь идет о противостоянии кому-либо. Одновременно с этим вьетнамское руководство заинтересовано в развитии военно-технического сотрудничества с Россией.

В случае появления нового договора о полноценном использовании базы Камрань в тех же целях, что и ранее, российские вооруженные силы получат очевидную выгоду. Прежде всего, появится возможность выполнять обслуживание кораблей, подлодок и самолетов, несущих дежурство в южной части Тихого океана и во всех районах Индийского, что серьезно расширит районы постоянного присутствия ВМФ и ВКС России с понятными стратегическими результатами. С учетом растущей напряженности на Тихом океане и текущих планов стран региона подобные возможности флота и Воздушно-космических сил обязательно найдут применение.

Интересно, что сама возможность возвращения российских военных на базу Камрань становится объектом для критики со стороны зарубежных государств. Так, прошлой весной полеты российских бомбардировщиков и самолетов-заправщиков, использовавших аэропорт Камрань, вызвали недружелюбную реакцию со стороны Соединенных Штатов. Командующий силами США на Тихом океане генерал Винсент Брукс назвал полеты самолетов Ту-95МС провокационными. Кроме того, отмечалось, что повышенная активность российской авиации в районе американских баз на о. Гуам наблюдается с момента присоединения Крыма к России весной 2014 года.

Американское командование восприняло полеты российских бомбардировщиков в качестве недружественного шага, способного привести к усложнению обстановки в регионе. По этой причине Вашингтон отправил Ханою запрос о гарантиях неиспользования Россией вьетнамских объектов в целях, способных ухудшить военно-политическую обстановку в Юго-Восточной Азии. Как показали дальнейшие события, Вьетнам предпочел продолжать сотрудничество с Россией, не обращая внимания на претензии других стран.

Благодаря ряду документов, подписанных Россией и Вьетнамом в последние годы, российские вооруженные силы имеют возможность ограниченного использования инфраструктуры бывшей базы Камрань. Существующие объекты могут использоваться в качестве пункта материально-технического обеспечения флота, а также в интересах дальней авиации. При этом, однако, постоянное базирование определенной группировки кораблей, подлодок и самолетов, как это было ранее, соглашениями не предусматривается. Тем не менее, и в существующем виде сотрудничество двух стран позволяет решать имеющиеся задачи.

Имеющиеся тенденции, проявляющиеся в последние годы, позволяют предполагать, что в обозримом будущем российско-вьетнамское сотрудничество в военной сфере получит развитие. Одним из путей такого развития может стать расширение прав российских вооруженных сил на использование объектов бывшей базы Камрань. Вполне возможно, что в течение нескольких следующих лет появится возможность базирования кораблей и самолетов, размещения определенного количества личного состава и т.д.

Экономические проблемы начала девяностых не позволяли продолжать полноценную эксплуатацию базы Камрань, а также ударили по вооруженным силам в целом, что в итоге привело к отказу от продления аренды и вывода гарнизона. Со временем ситуация изменилась, позволив возобновить эксплуатацию имеющихся объектов, хотя и в меньших объемах. Наблюдаемые процессы позволяют смотреть в будущее с определенным оптимизмом. В будущем российские вооруженные силы могут возобновить полноценную эксплуатацию зарубежной базы, что даст им дополнительные возможности в деле демонстрации силы в удаленных регионах. Тем не менее, сроки появления подобных возможностей пока неизвестны.

30
Июн
2016

Победа у святой горы Афон

«Афонское сражение 1807 года». Художник А. П. Боголюбов

«Афонское сражение 1807 года». Художник А. П. Боголюбов

1 июля (19 июня старого стиля) 1807 года у полуострова Афон в Эгейском море русская эскадра вице-адмирала Д. Н. Сенявина разгромила турецкий флот

В ходе восьмой по счету русско-турецкой войны, начавшейся в 1806 году, наша страна с успехом использовала против неприятеля корабли Балтийского флота, пришедшие из Кронштадта в Средиземное море. Русской эскадрой и армейскими частями, действовавшими как морская пехота на островах и берегах Адриатического и Эгейского морей, командовал выдающийся отечественный флотоводец Дмитрий Николаевич Сенявин.

В самом начале весны 1807 года корабли и морпехи Сенявина заняли остров Тенедос в Эгейском море у входа в пролив Дарданеллы. Таким образом русский флот, создав базу на Тенедосе, отрезал столицу Османской империи от подвоза продовольствия из регионов Средиземноморья.

В мае 1807 года, когда в Стамбуле из-за нехватки продовольствия начались бунты, турецкий флот попытался атаковать Тенедос, но после неудачного боя с кораблями Сенявина был вынужден отступить и укрыться от русских кораблей в узком проливе Дарданеллы, надёжно защищённом от русских береговыми батареями. Спустя месяц, вице-адмирал Сенявин принял решение выманить турецкий флот из пролива и окончательно разгромить его.

Для этого наши корабли, оставив небольшой гарнизон на острове Тенедос, отошли к другим островам Эгейского моря. Турки не могли не попытаться уничтожить русскую базу на Тенедосе, чтобы снять морскую блокаду своей столицы. Узнав об уходе кораблей Синявина, флот Османской империи 27 июня 1807 года вышел из пролива Дарданеллы и всадил десант на Тенедосе, попытавшись уничтожить укрепившуюся на нем морскую пехоту России.

Двое суток небольшой русский гарнизон на острове отражал атаки 10 тысяч высадившихся янычар. Тем временем эскадра Сенявина утром 29 июня вновь вернулась к острову Тенедос, обойдя турецкий флот и отрезав ему путь в пролив Дарданеллы. Турецкий флот стал поспешно отходить на запад, к берегам Греции.

Турки отступали, хотя всё еще имели явное превосходство в силе. Их флот насчитывал 10 линейных кораблей, 5 фрегатов, 3 шлюпа и 2 брига, вооруженных 1196 орудиями. Тогда как у Сенявина было лишь 10 линейных кораблей с 754 орудиями. При этом турецкие суда были более новыми, построенными при помощи французских инженеров с использованием самых передовых корабельных технологий того времени. Все пушки турецких кораблей были медными, тогда как часть орудий на русских кораблях была из чугуна – он был дешевле меди, но медные артиллерийские орудия были более надежными и выдерживали большее количество выстрелов.

Русская эскадра, не имея численного и технического преимущества, превосходила турок лишь уровнем боевой подготовки матросов и офицеров. Выше, чем у его противников, оказался и уровень флотоводческого таланта вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. Сначала он обыграл турок стратегически, выманив их флот из пролива Дарданеллы к Тенедосу, а затем сумел продумать очень удачную и эффективную тактику предстоящего морского сражения.

Сенявин учел, что турецкий флот устойчив и упорен в бою лишь пока не отступит флагманский корабль. Это качество достигалось тем, что по законам Османской империи капитаны и экипажи кораблей, обратившихся в бегство раньше своего флагмана, подлежали смертной казни. Поэтому Сенявин запланировал нанести удар всеми силами именно по флагманским кораблям турецкой эскадры, чтобы обратить их в бегство и тем самым «сломать» весь турецкий флот.

Отходивший от острова Тенедос к берегам Греции турецкий флот русские корабли нагнали возле полуострова Афон или «Святой Горы», одного из самых почитаемых мест православного мира. В 7 часов утра 1 июля (19 июня старого стиля) 1807 года эскадра Сенявина пошла в атаку на турок.

Сенявин не стал выстраивать свои корабли в привычную длинную линию, а разбил эскадру на две группы. Передовая группа, 6 русских линейных кораблей, на всех парусах бросилась к центру турецкой эскадры, где располагались два флагманских корабля турок — 120-пушечный линкор «Мессудие» с «капудан-пашой» (адмиралом) Сеид-Али и 84-пушечный корабль «Седд Аль-Бахр», на котором находился заместитель турецкого адмирала Бекир-бей.

Русские корабли шли плотной группой на максимальной скорости, не отвечая на начавшийся огонь турок. Лишь подойдя почти вплотную к турецким флагманам, они дали первый сокрушительный залп — каждая русская пушка по приказу Сенявина была заряжены двумя ядрами. Такой рой ядер ошеломил турок, тем более что против их флагманов Сенявин сумел на некоторое время, до подхода основных сил турецкой эскадры, создать количественное превосходство кораблей и пушек.

Турецкие суда шли «линией», то есть растянутой колонной, а русские корабли шли, как говорили тогда моряки, «неся бушприты на гакаборте передних мателотов» — то есть действовали плотной группой, почти вплотную друг к другу, когда бушприт заднего корабля почти касался кормы переднего. В эпоху парусных судов это требовало большого искусства капитанов и команд. Но именно это позволило шести русским линейным кораблям в течение трех часов обстреливать два вражеских флагмана.

Тем временем Сенявин с четырьмя кораблями другой группы атаковал авангард турецкого флота. Сам русский адмирал лично находился на 74-пушечной линкоре «Твердый», который буквально встал на пути турецкой эскадры, заставив ее сломать строй. В итоге всего через три часа боя турки не выдержали – их флагманские корабли, получив тяжелые повреждения под плотным русским огнём, вышли из строя и стали отступать. Вслед за ними, как и рассчитывал Сенявин, в беспорядке побежала и вся турецкая эскадра.

Преследуя противника, русские моряки захватили на абордаж второй флагман турок –линейный корабль «Седд Аль-Бахр» (что в переводе означает «Властелин морей»). Еще один турецкий линейный корабль, один фрегат и один 32-пушечный шлюп из-за полученных повреждений и пожаров выбросились на берег.

Убегающий турецкий флот наши корабли гнали трое суток. В ходе этого преследования на рассвете 4 июля 1807 года у турок один линейный корабль и фрегат взорвались, и два поврежденных фрегата утонули. Из 20 турецких кораблей уцелеть смогли лишь 12 — на половине из них турки казнили капитанов по возвращении разбитого флота в Стамбул.

Русский флот потерь в кораблях не имел. В бою погибло 78 наших моряков и 183 были ранены. Потери турок только убитыми составили свыше тысячи человек, 774 вражеских матроса взяли в плен.

Победа, одержанная 1 июля 1807 года у святой горы Афон, по праву стала одной из вершин русского военно-морского искусства.